Тель-Авив без моря

«Иудеи и мусульмане не соблюдали карантин, у них распространение коронавируса и смертность от него намного выше»

Люди, живущие в разных городах и странах или оказавшиеся там во время карантина 2020 года, рассказывают, какие эмоции испытывают, к каким ограничениям приходится привыкать и что планируют делать, когда всё закончится.

— Представьтесь, пожалуйста, и расскажите, где вы живете и как коронавирус и карантин пришли к вам.

— Меня зовут Адриана Лито, я психолог, уже несколько лет живу в Израиле в Тель-Авиве (Рамат-Ган).

Первые заболевшие у нас в стране появились в конце февраля. Информации сразу было много, ничего не замалчивали, с самого начала публиковали маршруты заболевших. Мы были одной из первых стран, кто закрылся на карантин. Началось все 10 марта, а с 17 марта нас закрыли совсем. Все происходило быстро и в целом неплохо. Для людей в карантине, но без тяжёлых симптомов, были организованы места в отелях. Тяжёлых пациентов распределяли по больницам. На севере страны специально открыли новый комплекс. В СМИ и в обществе все это поддерживали, отношение к медикам у нас однозначно позитивное. Им очень доверяют, негатива не очень много.

Сейчас можно ходить по магазинам (продуктовым и хозяйственным), а также на работу и к пожилым родственникам. Пляжи, парки и общественные места закрыты. Транспорт работает на 25%, поезда, по-моему, практически не ходят. Аэропорт можно считать не работает совсем, есть единичные рейсы.

— Считаете ли вы введенные карантинные меры правильными, и действительно ли они смогут защитить здоровых людей от заражения? Что бы вы сами изменили в этих мерах, как дополнили, что убрали?

— У нас невольно получился эксперимент: религиозные люди (иудеи и мусульмане) не соблюдали карантин, у них распространение и смертность были намного выше, чем в нерелигиозных районах. У нас все спокойно. Мэр сначала паниковал из-за близости к религиозному городу, но после блокировки соседей успокоился.

В основном все люди защищают себя: я перчатки не ношу, а маска у нас обязательна. Наше министерство здравоохранения рекомендует носить, хотя бы и сделанную из платка, они говорят, что это помогает снизить вероятность заражения от бессимптомных носителей. Я им доверяю. Везде есть санитайзеры, на входе в аптеки измеряют температуру. Маску я сниму, как только правительство сочтет это целесообразным.

Мой партнёр тяжело переносит ограничения, мы с ним несколько раз спорили. Ему не очень нравится работать дома — ему нравилось ходить пешком на работу, и там у него более мощный компьютер и два больших монитора, но в целом он справился. Дочь наоборот — очень рада карантину, у нее есть школа, кружок живописи и некоторые другие занятия, она занимается спортом на дорожке и велотренажёре, ей хорошо. Я работаю из дома всегда, но мне тоже тяжело не гулять.

В остальном придерживаемся правил без особых трудностей. Плюс у меня есть собственная крыша: там можно тренироваться, гулять или жарить шашлыки. Очень помогает, хотя раньше мы ей пользовались редко.

— Карантин и ограничения сказались на работе? Вы же наверняка перенесли все сессии в онлайн.

— Да, я психолог. Сейчас работаю немного больше, чем раньше. Плюс я учусь на двух программах, одна в местном вузе. Я очень рада, что она ушла в онлайн. Надеюсь, что так будет до конца, потому что израильтяне очень шумные, и на лекции мне обычно тяжеловато, а сейчас лектор всем отключает звук. Но именно в работе у меня мало что изменилось, не могу сказать, что карантин все поставил с ног на голову.

А в целом на деловой активности карантин очень сказался: многие мои знакомые сейчас в «халате» (отпуск без содержания). Но большинству удалось оформить пособие по безработице (это около 60% зарплаты). Все кафе пока работают на доставку, многие магазины ушли в онлайн (правительство сделало для них специальные приложения и помогает это сделать). У нас в стране много самозанятых (я одна из них). Некоторым сейчас сложно, даже был митинг (на митинги с соблюдением расстояния ходить можно). Вроде бы им обещали больше помогать.

— Как и чем развлекаете себя в семье, дома? Нашли новые хобби?

— Я сделала пару публикаций в #изоизоляция, пару раз испекла хлеб, встречаюсь с друзьями в зуме. Но в целом, я была очень готова к карантину — мне есть чем заняться.

Мы все очень самодостаточные и неконфликтные. Мы стараемся поддерживать друг друга, играем в игры, смотрим фильмы вместе. Но каждый из нас большую часть дня занят, поэтому мы на самом деле не так много времени проводим вместе — у каждого есть рабочее пространство, и мы встречаемся, в основном, добровольно.

Из огорчений — у меня отменились важное событие и поездка на день рождения. Плюс не очень понятно, чем занимать ребенка летом. Мы очень ждём возобновления авиасообщения, надеемся, что наше событие всё-таки состоится. Но очень будет здорово, если откроют хотя бы море и кофейни.

Самое страшное для меня — то, что моя мама осталась в России. Я за нее очень волнуюсь, хотя пока у нее все в порядке.

— Как ваша котосвекровь реагирует на то, что все дома? Недовольна?

— Да, у нас есть кошка, она не юна, и у нее проблемы с весом и суставами. Сначала мы не могли найти ей свеженазначенный корм, а потом она возмущалась и не хотела его есть. Но мы придумали поливать его куриным бульоном, и она, вроде бы, успокоилась. Она очень сердится, что мой партнёр работает за закрытой дверью, но спустя неделю привыкла и просто спит у меня в кабинете, пока он работает.

Photo by Адриана Лито, Ramat_Gan_Il